культура секса

   

 

Джованни Джакомо Казанова

Казанова (Casanova) Джованни Джакомо (2.4.1725, Венеция, — 4.6.1798, замок Дукс, Богемия), итальянский писатель и мемуарист. Прожил бурную жизнь, исколесил Европу, неоднократно сидел в тюрьме. Написал несколько исторических сочинений, фантастический роман «Иксамерон» (1788). В 1788 выпустил «Историю моего бегства...» — часть опубликована посмертно «Воспоминаний...» (1 издание на нем. языке, пер. с франц. оригинала, ч. 1—12, 1822—28). Мемуары К. отличаются поразительной откровенностью в описании интимной жизни автора, проницательными наблюдениями над нравами общества того времени, трезвостью оценок исторических событий. Соч. в рус. пер.: Мемуары, СПБ, 1887.

 

Литература.: Цвейг С., Три певца своей жизни. Казанова — Стендаль — Толстой, Собр. соч., т. 6, Л., 1929; Lucas-Dubreton J., Le Don Juan de Venise: Casanova, P., 1955.

 

Источник: Большая Советская энциклопедия

 

См. также на нашем сайте:

Эдвард Радзинский. Любовные сумасбродства Джакомо Казановы

Фильм Федерико Феллини - Казанова


 

Казанова (Джованни-Джакопо Casanova де-Сенгальт — дворянский титул, который он себе присвоил) — авантюрист (1725 — 98), родом из Венеции. Изучив право, он хотел принять духовный сан, но запутался в любовных похождениях и был исключен из семинарии. Побывав в Неаполе, Риме, Константинополе, Париже, он вернулся в Венецию, где, за обман и богохульство, в 1755 г. был заключен в тюрьму. В 1776 г. он бежал в Париж, где завоевал себе положение магией и спекуляциями и основательно изучил тамошнюю общественную и частную жизнь. После новых странствований по Европе, он прибыл в Берлин, где имел аудиенцию у Фридриха Великого, очень интересно описанную в его мемуарах. Он должен был получить место начальника кадетского корпуса, но направился в Петербург, затем в Варшаву, откуда бежал по случаю дуэли с Браницким и вел скитальческую жизнь в Австрии, Германии. Франции, Испании, Италии, всюду переживая множество приключений. Получив позволение вернуться в Венецию, он сделался здесь в 1775 г. тайным агентом инквизиционного трибунала по внутренней службе в городе, но из-за аллегорического романа, в котором был оскорблен дворянин Гримальди, должен был в 1782 г. вновь оставить Венецию и поселился в Чехии, в замке гр. Вальдштейна, вместе с которым занимался кабалистикой и алхимией. Мемуары К. вышли в свет уже после его смерти (“Memoires ecrits par lui-meme”, Лпц., П., Брюсс., 1826 — 38; нов. изд. П., 1880; в немецкой обработке В.Шютца — еще ранее, под заглавием “Aus den Memoiren des Venetianers I. С. de Seingalt”, Лпц. 1822 — 28). Они доходят до 1773 г., содержат много ценных культурно-исторических и даже исторических данных и дают резко очерченные портреты личностей, имевших значение в политике. Из остальных сочинений К. главные: “Istoria delle turbulenze della Polonia dalla morte di Elisabet Petrowna fino alla pace fra la Russia e la Porta ottomana” (Грац, 1774); “Histoire de ma fuite des prisons de la Republique de Venise, qu’on appelle les Plombs” (Прага, 1788); “Icosameron” (Прага, 1788 — 1790); “Solution du ргоblemе deliaque demontree” (Дрезден, 1790). Ср. Barthold, “Die geschichtIihen Personlichkeiten in C.'s Memoiren” (Берлин, 1845) и сообщения Ваchet, в сборнике “Le Livre” (Нар., 1881).

 

Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

 


 

Джакомо Казанова ненавидел страдание и не желал приносить его другим. Он был бесстрашен, жаден до наслаждений, чувств и ума. Жизнь для Казановы — это веселая драма, праздник и бесконечный карнавал. Маски делают наслаждение каждый раз новым, позволяют весело изобре­тать разные роли. Его принцип общения с женщиной — обоюдная сво­бода. Он никогда безжалостно не покидал женщину, а расставался только по взаимному согласию. И, значит, жила надежда, что в будущем можно встретиться. Женщина достойна умного и любящего мужчины, ведь она несет на себе груз материнства и переживает каждый месяц свои «лун­ные дни». Казанова подавал пример другим, трепетно и нежно относясь к женщине. Кем же он был, этот легендарный мужчина, этот талантли­вый любовник, сумевший сделать счастливыми стольких женщин?

Джакомо Казанова родился от горячей и пылкой любви актера Гаэтано Казановы и шестнадцатилетней Дзанетты, дочери сапожника, который не хотел видеть свою дочь на подмостках, и поэтому не давал согласия на брак. Именно так и случилось: дочь обвенчалась тайно и немедленно поступила на сцену. Имя красавицы Дзанетты Казановы мелькало на афи­шах многих театров Европы, ее принимали в самых изысканных кругах. Гаэтано же, в отличие от жены, вскоре оставил сцену и занялся науч­ными опытами. В их браке родилось шестеро детей, из которых Джакомо был стар­шим. Едва произведя младенца на свет, молодая мать уехала из Венеции, оста­вив его на попечение своей матери. Ба­бушка любила внука и заботилась о нем, но мальчик не был счастлив. Его детство было мол­чаливым и одиноким. Очень болезненный от рождения, он страдал частыми носовыми кровотечениями, которые постоянно изматывали его силы. Поздно пробудились в нем речь, мысль, память. Он выглядел угрюмым и как будто отупевшим. Его все жалели и не трогали, с ним почти не разговаривали, не стара­лись его развить, полагая, что он все равно скоро умрет. Кто мог помочь ему? Только добрая фея. И она пришла. Когда Джакомо исполнилось восемь лет, бабушка свозила его в Мурано (это недалеко от Венеции) к старой знахарке. Поколдовав над мальчиком, который безропотно под­чинился всем ее действиям, колдунья уверила, что ночью, во сне, к нему придет избавление. Эти загадочные слова сбылись, и действительно, Джакомо проснулся от появления в комнате прекрасной молодой женщины, которая пообещала ему, что он скоро поправится. После этого случая мальчик не только избавился от кровотечений, но и сделался крепче, подвижней, его речь стала быстро развиваться, проснулась память, ум стал яснее и гибче. В ребенке открылись незаурядные способности. Вос­поминания о чудесном исцелении никогда не покидали Казакову, он на всю жизнь усвоил — женщина способна творить чудеса, она всемогуща. Старая знахарка из Мурано, загадочная ночная гостья, любящая и пони­мающая бабушка, красивая и всегда отсутствующая мать, которую он так нежно и преданно любил, — все они могут помочь, спасти, они сильные.

Совсем другое дело — мужчины. Отца Джакомо потерял в девятилет­нем возрасте. Такое недолгое общение с отцом убедило мальчика, что муж­чины слабы. Джакомо не мог забыть, как однажды ловко обманул отца и свалил свою вину на брата. Отец не сумел разобраться и наказал брата. Тот, кто должен быть справедливым, оказался бессилен. И это не единственное наблюдение мальчика. Врач, вызванный к больному отцу, не только не смог ничем помочь, но и ускорил его кончину. Доктор Гоцци, у которого Казанова жил в Падуе и который обучал его наукам, оказался тоже слабым: он боялся самостоятельно мыслить, потому что мысль порождает сомнения. Ученик же его, напротив, был пытлив и ненасытен в стремлении к знаниям. Маленький венецианец открыл в себе вкус к жизни. Его любопытство было безграничным: грамматика, право, теология, математика. В годы ученичества в Падуе, Венеции, Риме и Константинополе Джакомо встречал людей образованных и властных. Он проверял надежность, мудрость и размах их личности. Но встретить по-настоящему сильного и незави­симого в своих суждениях и поступках мужчину ему не удалось.

А вот женщины творили чудеса. Первое любовное потрясение Казанова пережил в отрочестве. Служанка Беттина в доме аббата Гоцци заботится о нем, расчесывает, помогает умываться и одеваться, подает ему еду. Она волнует мальчика, он ревнует ее к молодому человеку. В нем пробуждается желание, и он хочет жениться на ней. Увидев Беттину в тяжелом болезненном состоянии, Казанова испытывает чувство нежности, жалости и снисхождения. Отныне и навсегда он соглашается быть обманутым женщинами, он готов им все прощать, он будет о них заботиться и доставлять им удовольствия. Но одним только он не сможет пожертвовать ради женщины, самым важным для него, — своей свободой. Он будет таким же, как его мать, — абсолютно искренним и непостоянным. Жизнь для него теперь театр, комедия, в которой нужно хорошо играть. А любовь — это игра, это праздник. Он не любит трагедий, интуитивно их избегает. Он герой, который несет благо, в его власти спасать. Ему просто жизненно необ­ходимо нравиться, покорять, очаровывать. Он горд своими завоевания­ми, но у него нет жертв. Он пьянеет от благодарностей, вздохов удо­вольствия, аплодисментов. Когда-то брошенный, умирающий молча ребенок, спасенный прекрасной феей, он теперь верит в счастье.

Его удовольствие — в радости, которую он доставляет другим. В салонах и будуарах он старается вовсю, чтобы не обмануть ожидания своих поклонниц. Он ловит на себе восхищенные взгляды и знает, что его любят, признают, уважают, им восхищаются. «Если есть хоть один человек, который смотрит на меня косо, он меня смущает, раздражает, и я глупею. Это недостаток».

Мать мечтает видеть Джакомо священником. «Каким утешением будет для меня видеть вас через двадцать-тридцать лет, по меньшей мере, епископом», — так пишет она в письме шестнадцатилетнему сыну. И Казанова верит, что его ждет блестящая карьера: ведь ему помогает такая далекая, недоступная и всемогущая мать. Ради нее он готов сделать все, он способен ко всему, ведь теперь он под ее защитой и покровительством. В Венеции он принимает постриг и одновременно знакомится с 70-лет­ним сенатором, вельможей Малипьеро, который очарован остроумным и хорошо воспитанным юношей. Малипьеро делает Джакомо своим фаворитом, вводит в венецианское общество. В его дворце проходят вечерние ассамблеи и великолепные балы. Моло­дой аббат Джакомо Казанова становится любимцем дам. Те доверяют ему секреты, посвящают в тайны, просят сопровождать в тех или иных поездках, он вхож в лучшие аристократические дома Венеции. «Как молодого, незначительного аббата, дамы брали меня с собой, когда навещали своих дочерейили племянниц в монастырях, где те находились в пансионе. Я мог прий­ти к ним в любое время без доклада, меня бранили, если я не появлялся в течение недели; а когда я шел в комнаты девиц, я слышал, как они убегают, но потом, узнав, что это всего лишь я, они называли себя сумас­шедшими. Я находил их доверие очаровательным». Его звание в обществе — «незначительный аббат». Да, он еще отчаянно молод, но уже не ребенок. Общество светских женщин, запах их духов и пудры, блиста­тельные остроумные беседы, шелест их платьев, их чарующие взгляды — все пленяет юношу, рождает желание служить прекрасному полу. Вскоре случилось то, что и должно было случиться: молодой Казанова попа­дает в немилость к своему покровителю. Он слишком сблизился с фавориткой старого сенатора и был застигнут врасплох за невинным занятием. «Мы сидели рядом за маленьким столом, спиной к двери комнаты, где, как мы полагали, спал наш хозяин... Мы были на самом интересном месте, когда мне на шею обрушился страшный удар тростью, за ним другой...» Произошел не просто разрыв с покровителем: Казанова смеется над непререкаемым авторитетом. Вот его ответ вельможе: «Вы избили меня, разгневавшись, и потому вы не можете похвастаться тем, что преподали мне урок. Поэтому я не желаю у вас ничему учиться. Я могу простить вас, если только забуду, что вы мудры, но этого я никогда не забуду...»

Вскоре Джакомо меняет сутану священника на военный мундир, но и карьеру военного сделать ему не удается: нет у него для этого ни доста­точного терпения, ни нужного лицемерия. Казанова остается самим со­бой. Он с необычайной легкостью перескакивает от богатства к нищете, от дворцов к тюрьмам, от здоровья к нездоровью, он переезжает с севера на юг, с запада на восток, он меняет компанию утонченных аристок­раток на общество куртизанок. Часто ему сказочно везет. В период полной нищеты, пытаясь перебиваться кое-как в должности скрипача в оркестре театра, Казанова волей судьбы оказывает на улице врачебную помощь сенатору Брагадини. Молодой человек так понравился пожилому бездетному сенатору, что тот в благодарность не только сделал его своим врачом, но и приемным сыном. «Кто бы ты ни был — тебе я обязан жизнью. Если хочешь быть моим сыном, тебе надобно всего лишь признать меня своим отцом, и ныне в моем доме до самой смерти я буду считать тебя таковым». Казанова с радостью принял это пред­ложение, он действительно нашел в лице сенатора близкого для себя человека, отца, которого ему так не хватало всю жизнь. Сенатор прекраснопонимал молодого человека. «Думай о развлечениях», — настаивал он и давал приемному сыну немалые средства для выполнения этого наказа. И Казанова, достаточно богатый, красивый от природы, любимый жен­щинами, ведет себя как благородный патриций, а не как сын актера. По мнению местной инквизиции, что может быть возмутительнее? Он дерзок, он проповедует нечестивые идеи и читает запрещенные книги. Не­смотря на высокое общественное положение Брагадини, Джакомо арестовали и отправили в тюрьму. Спустя восемнадцать месяцев он совершает неслыханный по своей дерзости, но удачный побег, в результате чего вынужден бежать из Венеции и скитаться по Италии. Когда страсти улеглись, Казанова вновь возвращается в родной город, но инквизиция не дремлет. Опять обыск, арест, тюрьма, но на этот раз — знаменитая Пьомби, свинцовые крыши которой раскаляются на солнце, как адская сковорода. Здесь ему предстояло провести долгих пять лет. Непереносимо. И он совер­шил невозможное — первый за всю историю грозной тюрьмы и свой второй удачный побег. Теперь Казанова ведет настоящую жизнь «гражданина мира», как он себя нарек. Для просвещенного человека одинако­во интересны и понятны философия, естествознание, музыка, история, математика, пиротехника, химия, лечебное дело. Казанова подвизался и на литературном поприще — писал стихи, романы, мемуары, перевел «Илиаду» Гомера, сочинил для Моцарта либретто оперы «Дон Жуан». Он собеседник Вольтера, Фридриха Прусского, Людовика XV. Он авантюрист, аферист, лицедей, алхимик, заклинатель духов, прорицатель будущего. А закон? Но наш герой смеется над властью и религией.

Но кем бы Казанова ни был, главное в его жизни — женщины. Он во власти их желаний, он им принадлежит, они им располагают. Тот, от кого в детстве отказалась мать, не хотел, не мог допустить, чтобы жен­щина страдала. Он все делает для того, чтобы доставить женщине удо­вольствие. «Вы рождены, чтобы делать людей счастливыми», — писала ему одна из любовниц. «Он самый честный человек, которого я встречала в свете», — отзывается о нем другая дама. Возлюбленные Казановы всегда окружены его заботой. Он любит делать по­дарки, сюрпризы, удивлять и очаровывать жен­щину. Ему доставляет удовольствие покупать красивую одежду — он никогда, по его сло­вам, не ошибался в размере. Будучи необыкновенно щедрым, он дарит больше, чем у него есть. Разбудить в женщине самолюбие и тщеславие, добиться того, чтобы у нее заблестели глаза, чтобы ее переполняла радость — разве это не наслаждение! Женщина Казановы не зависела от своего любовника, она сама госпожа и повелительница. Он подчеркивает ее превосходство и готов ей служить. Он радуется, когда женщина изящна, остроумна, ког­да у нее веселый нрав и легкий характер. Для него это важнее, чем красота лица или безупречность линий тела. Он не выносит хитрости и притворства, подлости и лжи, но ценит искренность, естественность и открытость.

В любовных играх Казанову трудно превзойти — он гений. Но на­слаждение будет испорчено, если женщина не защищена от вероятности «роковой полноты» — он не хочет обременять женщину лишними заботами, ведь он не намерен жениться. Во избежание опасности он одевает своего «рысака» в «маленький костюм из очень тонкой и прозрачной кожи, длиной в восемь дюймов и без выходного отверстия, который, подобно кошельку, завязывался при входе узкой розовой ленточкой».

Его любовь радостна, без драм и трагедий. В ней нет места для конфликтов, насилия, физического принуждения — только легкость, изя­щество, удовольствие, счастье настоящего момента.

Разделить ложе с прекрасной избранницей — не самоцель для художника чувств. Казанова настаивает на согласии между чувством и умом. Самая очаровательная женщина теряет для него привлекательность, если не умеет вести беседу. Изысканный стол, приятный разговор, очарова­ние собеседницы и только после — пленительный аромат любовных игр, одна постель не интересует.

Сто двадцать две любовницы, участие в коллективных «забегах» на приз, которые так любили устраивать в Версале, посещение увеселительных заведений — все это требует неистощимой энергии, огромных душевных сил. Испытал ли Джакомо Казанова настоящее глубокое чувство? По-видимому, да. Иначе чем объяснить его мудрые слова о том, что «прочная любовь — это та, которая может родиться после наслаждений; и если она родилась, то она бессмертна; другой же любви суждено исчезнуть, потому что она живет только в фантазиях».

Прав Стефан Цвейг: «Отношения Казановы к женщинам честны, потому что соприкасаются со стихией крови и чувственности».

 

Источник: Эротика Франции: Галантный век. — СПб.: НРК: М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2003.

См. также на нашем сайте:

Эдвард Радзинский. Любовные сумасбродства Джакомо Казановы

ГЛАВНАЯ
 Литература

Западная культура

Восточная культура
Психология
История и традиции
Наука
Эротика
На английском
Статьи
Обучающее видео
Путеводители
Ласки, поцелуи
Эротический массаж
Секс-игрушки
Фантазии
Камасутра
Позиции
Тантрический секс
Анальный секс
Дао любви, цигун
БДСМ

Йога

Упражнения

Женский оргазм
Массаж гениталий
Стимуляция точки G
Кунилингус
Мастурбация
Анальный массаж
Женская эякуляция

Женские оргазмы

Мужской оргазм
Массаж гениталий

Массаж простаты

Фелляция
Мастурбация

Усиление потенции

Обучающие серии
Sinclair Institute
The Lovers' Guide
Expert Guide
Nina Hartley's Guide
Playboy
 Разное
Фотогалерея
Софт
 

Рейтинг@Mail.ru

Книги секс уроки видео Фильмы психология отношений Галерея

© Культура секса